четверг, 16 июня 2011 г.

«Здравствуйте, у меня все плохо, я к вам»

«Пишите, что хотите, только помогите»
-- Давай, организуем что-нибудь вроде передачи «Клуб бывших жен» -- такую задачу однажды поставила передо мной редактор. Найдем какую-нибудь страдающую женщину и займемся превращением ее в счастливую.
Сказано – сделано. Вот только из указанной передачи  захотелось перенять лишь сияющие глаза главной героини в конце действа: больно уж мелкими казались проблемы неудачного супружества. «У нас, женщин, и похлеще бывает!» -- подумала я и составила объявление в духе: «Плохо? Приходи, поможем», в надежде найти самого несчастного человека во всем Якутске.
Паломничество началось в день выхода номера с этим призывом. Я выслушивала каждого, кто хотел поучаствовать в проекте под названием «Изменись – и мир вокруг изменится!»
-- Не работаю, дети студенты, любовник не помогает, -- откровенничала дама в дорогой норковой шубе, -- понимаете, я хочу, чтобы он на мне женился, правда, выгляжу в последнее время неважно, а на косметологические процедуры денег нет…
Тех, кого интересовали только материальные бонусы от участия в проекте, было много. Однако я не искала модель для рекламы магазинов одежды и салонов красоты. Кстати, большинство этих охотников за халявой делали удивленные глаза, когда узнавали, что наше взаимодействие возможно только при условии, что их история пойдет в печать. Чтобы нас больше не путали с благотворительной организацией, следующее объявление, зовущее в проект, было подробнее.
-- Пишите, что хотите, мне уже все равно… -- с горечью говорила Любовь Печерина, первая участница проекта «Изменись -- и мир вокруг изменится!», -- только помогите… 
Десять лет жизни в нищете, с парализованным мужем в полуразвалившейся хибаре, и трое детей с проблемами, которых хватило бы на тридцать, подорванное здоровье и лишь одна мечта – увидеть мать, живущую в Минске. Несбыточная, по словам Любови Иннокентьевны…
Почему я выбрала ее? Не знаю. Наверное, потому, что именно после визита Печериной, у меня раскалывалась голова, не в состоянии обработать весь этот негатив.  Как распутывать клубок неурядиц, я и не предполагала. Просто, зажмурившись, приняла этот вызов.
Но она была не просто самой несчастной. Любовь Иннокентьевна казалась сильной. Недаром эта женщина играла роль жилетки, куда плакались все ее близкие. «А жилетка-то расползлась вся» -- так назывался первый материал из цикла «Изменись – и мир вокруг изменится»…
Надо сказать, никаким бюджетом мой проект не располагает, спонсоров у нас тоже нет. Одно только желание вытащить человека из этого болота и вера в друзей «Она+»… Она меня не подвела: помогают все, к кому бы я ни обращалась.
-- Тут такая беда у человека, надо помочь, -- говорю я, и разного рода специалисты, владельцы фитнес-клубов, клиник, магазинов и прочие оказываются в нашем распоряжении.
Так Любовь Иннокентьевна поняла: «мир не такой уж плохой». Осознав, что двери, в которые ты стучишься, открываются, женщина заметно повеселела. Теперь после встреч с ней голова уже не болела, зато появился азарт: «а что бы еще этакого для нее сделать?»
Героиня проекта благодатно и с благодарностью принимала дары. Первыми позитивные перемены почувствовали дети. Как ни странно, они стали сопротивляться. Еще бы: мама -- ломовая лошадь вдруг стала заниматься собой... Непорядок. А кто за внуками смотреть будет, ремонт помогать делать, вопросами расселения из аварийного дома заниматься?
-- Они подлые, они тебя используют, им лишь бы в чужом грязном белье поковыряться, -- настраивали Любовь Иннокентьевну против «Она+» самые близкие люди…
-- Да они свою, по блату взяли, -- нашептывали многие читателигазеты, -- не может быть, чтобы столько всего за просто так…
Понимая, что многие хотели бы быть на ее месте, героиня проекта выдержала давление родни и осталась с нами.
Мы не могли купить ей новое жилье, но пригласили специалиста по Фен-Шуй (я предварительно выяснила, что Печерина давно увлекалась  этим восточным учением), который облагородил жилище с точки зрения данного направления. Мы были не в силах вернуть молодость и здоровье, но записали нашу героиню на йогу, а также произвели полное обследование и лечение в комфортных условиях дорогой частной клиники. Мы не волшебники, чтобы поставить на ноги парализованного мужа, а непутевых детей – на путь истинный, но с помощью сеансов психотерапевта помогли ей понять, что быть счастливым – эта наука. Непростая, но доступная каждому...
Сейчас Любовь Иннокентьевна шлет в редакцию открытки из Минска, куда она все-таки перебралась.

«Будет пена изо рта, вызывай «скорую»…
-- На этот раз возьми героиню попроще, помоложе и чтоб муж бросил, -- говорила редактор, беспокоясь, что я опять найду какой-нибудь клубок проблем: не факт, что его снова удастся распутать…
Молодая, муж ушел… А то, что с ребенком-инвалидом без средств к существованию, образования и работы, умолчала. Просто стали уже в редакции поговаривать, что очень уж много я со всякими проблемными личностями общаюсь, дескать, вредно для душевного равновесия. «Жалко, сгущенки за вредность дайте», -- рассудила я и снова взялась за самый сложный из всех имевшихся вариантов.
«Чип и Дэйл спешат на помощь!» – шутили мы с психотерапевтом Сергеем Гудковым, который, вместе со мной ведет каждую из участниц проекта «от и до». А спешили мы на помощь к Лене. Прямо домой. Ведь даже обычный выход из квартиры был недосягаем для этой женщины: в любой момент у дочери Насти мог начаться приступ. На няню не было средств. То, что четырехлетняя девочка могла питаться только кефиром и жидкой кашей, было чудовищным, но плюсом: на эту нехитрую диету пенсии по инвалидности хватало…
Пытаясь разобраться в причинах своих несчастий, Лена открыла такие вещи, которые человеку благополучному могли бы показаться мистификацией. Оказывается, слишком часто в их роду рождались дети-инвалиды… Брат, тетя, двоюродный дядя. И это лишь те, кто был известен Лене! «Мы все терпели, и ты терпи» -- повторяла бабушка, всю жизнь страдавшая у кровати больного дитя. По словам специалиста, данный случай представляет собой то, что в магии называется родовым проклятьем.
-- Я такая же, как вы, я повторяю вашу судьбу, -- с этими словами психотерапевт рекомендовал Лене обратиться к женщинам семейства…
Невероятно, но стало легче: потеплели доселе ледяные отношения с мамой, умерила свой диктат бабушка, а мысль о том, чтобы на время поместить Настю в интернат перестала казаться чудовищной. Лена осознала, что накормить малышку из пустого котелка не получится: невозможно что-либо дать ребенку, не работая, не развиваясь, сидя в четырех стенах…
Первыми шагами из дома стали занятия танцами. Так в жизнь Лены стало входить то, что прежде считалось роскошью. С малышкой теперь оставалась мама, которая раньше времени на внучку не находила. Иногда выручала подружка. Но однажды, когда в танцевальной студии была запланирована Ленина фотосессия, у всех нашлись срочные дела… «Ничего не поделаешь, материал в плане» -- подумала я и предложила свою помощь.
-- Когда она делает так или так, вызывай скорую, -- инструктировала меня Лена, -- будут судороги дольше среднего и при этом громкий крик – тоже, ну и если пена изо рта…
Я вздрагивала при каждом движении ребенка, пугалась и когда девочка долго не двигалась, рыдала в три ручья над ни в чем не повинным существом, чье тельце выгибалось от непроизвольных сокращений хиленьких мышц. Ребенок же рефлекторно моргал, издавал звуки, слабо похожие на плач, не понимая, что рядом чужая тетя, а не мама, не понимая, что такое мама, не понимая вообще ничего. Мозг у Насти практически отсутствует. Жизнь теплится лишь благодаря здоровому сердечку. После этих двух страшных часов в гостях у героини проекта я особенно остро почувствовала масштабность собственного счастья…
Психотерапия сопровождалась танцами и верховой ездой, оздоровительными процедурами и избавлением от 18 кило избыточного веса, набранного в результате гиподинамии и дешевой, некачественной пиши. Тогда же Лена сделала важный шаг – восстановилась на учебе и вскоре получила диплом о высшем образовании.
Прошло два года с нашей встречи. Теперь Лена любимая учительница сотни ребятишек. «Я нашла себя» -- утверждает женщина, которая за несколько месяцев победила в преподавательском конкурсе, ее открытые уроки получают высокие оценки комиссий всех уровней. Карьера развивается столь стремительно, что по количеству достижений Лена опережает многих сверстников, которые начали ее вовремя. А недавно она принесла в редакцию приглашение на свадьбу.
Решение поместить ребенка в интернат Лена впоследствии изменила. Однако именно это во многом провоцировало движение вперед: чтобы не зря, чтобы было за что, чтобы потом, встав на ноги, забрать...
Оформлению ребенка вспец учреждение мешала не только материнская жалость, но и бюрократия. Глядя на страдание любимой, жених Лены в конце концов сказал: «справимся». 
-- Когда мы твердо решили оставить Настю, нам стало везти, -- делится Лена.
Вот так, мы вместе с читателями «Она+» извлекли важный урок о том, что счастье возможно, сколь бы тяжелой не казалась ситуация. Главное – принять свою судьбу.

«Я ни-ни, вы же запретили!»
На этот раз взяла в проект молодую, хорошенькую с проблемами в одной только личной жизни. Все остальное, казалось, устраивало следующую участницу проекта, которую тоже зовут Лена. Ей еще не было и тридцати, но в анамнезе: один мужчина бил, другой работал на два фронта, третий просто гулял напропалую, чем в итоге довел Лену до выкидыша… Но самым жутким мне показалось то, что ничегошеньки кроме мужа она от жизни не хотела.
Первым, чему научилась Лена в проекте – это комфортное одиночество, которое является важным показателем самооценки. Ведь если человеку плохо наедине с собой, как можно ожидать, что другому с ним будет хорошо?
-- Оказывается, мужчины на меня смотрят! – вдруг открыла для себя Лена. – Но я: ни-ни, вы же запретили.
Кокетка очень ответственно отнеслась к рекомендациям психотерапевта, который посоветовал ей пока направить всю энергию на себя. Ну а чтобы нашей героине легче было справляться с одиночеством, мы вместе с друзьями газеты по уже сложившейся традиции обеспечили ей разного рода приятности.
Важным этапом изменений было постижение искусства загадывать желания. Выяснилось, что замужество стало уже не столь вожделенным. Зато Лена мечтала жить отдельно от родителей и побывать в Поднебесной. Правда аренда квартиры, как и путешествие в Китай казались невозможными, поскольку этого не позволял доход. Тогда Лена работала в магазине, получала только небольшой процент с продажи шуб. «Не сезон» -- разводила руками хозяйка и давала немного денег в долг до осени…
Публикации про Лену выходили два раза в месяц. Однажды о ней прочитали хозяева турагентства и… пригласили на работу. Набрав свою первую группу, новоиспеченный менеджер по туризму бесплатно полетела в Китай в качестве сопровождающего! Оказавшись в нужное время в нужном месте, Лена стала официальным представителем турфирмы в КНР. Теперь она живет, как и хотела, отдельно от родителей в стране своей мечты. От поклонников нет отбоя, но замуж наша героиня решила выходить лишь за того, с кем возможно совместное развитие. Так жизнь еще одной участницы проекта изменилась.

Евгения справится сама…

«Я ей в подметки не гожусь» -- плакала Евгения, очередная участница «Изменись – и мир вокруг изменится», жалуясь на соперницу, которая вот-вот уведет мужа. Правда, супруг  по ее словам был не шибко умен, некрасив, да еще и с потенцией серьезные проблемы… Многое в ее рассказах казалось нелогичным. В итоге после месяца работы Евгения пропала. А ведь накануне она рассказывала, насколько легче стало жить, благодаря вмешательству «Она+». Когда я с трудом дозвонилась, женщина сообщила, что у нее все плохо. Ответить, что к чему она не пожелала, от помощи даже без продолжения участия в проекте и публикаций, отказалась. Еще и нагрубила… 
Вот тут психологическая помощь потребовалась мне. Уверовав во всемогущество проекта, я не представляла, как сообщить читателям о провале. Как всегда помог ставший уже штатным психотерапевт: дал прекрасный комментарий о том, что Евгения справится сама. И действительно, возможно, женщина почувствовала в себе силы, поэтому решила оказаться от нашей помощи. С другой стороны часто оказавшись на пороге перемен, человек пугается. Ведь старая жизнь, хоть и тяжелая, но такая привычная. А впереди всегда неизвестность.
С тех пор к неудачам такого рода я стала относиться спокойнее. Вот и сейчас оказалась в подобной ситуации. Многодетная Лариса с непростым характером и алкогольной зависимостью пришла в проект под чужим именем. Фото в газете тоже попросила не размещать. Для нее я сделала такое исключение, ибо это могло помешать возвращению на госслужбу, о котором женщина мечтала. Или говорила, что мечтает. Вообще многое из того, что она о себе рассказывала, оказалось неправдой. Однако мне ничего не остается, кроме как верить на слово человеку, который рассказывает о своей беде. А его действия или бездействие в итоге расставят все по местам.
-- Давай вначале делать все и описывать, а потом выдавать в готовом виде, -- предлагает редактор, справедливо недовольная тем, что полосы срываются.
Я думаю об этом, однако беспокоюсь, не уйдет ли живость и динамичность реального времени? А то, что проект не всегда заканчивается удачно, является хорошим подтверждением того, что у нас все взаправду…

Часто задаюсь вопросом: «А журналистика ли это?» Не знаю, но за три года проект стал популярным. Читатели «Она+», не просто узнают на улице героинь, за них искренне переживают. Эти женщины меняют свою жизнь к лучшему, а тысячи читателей получают вдохновляющий пример и описание простых, доступных каждому, шагов к счастью.

5 комментариев:

  1. Только что позвонила сестра Ларисы. Ее убили... Четверо детей стали сиротами.
    У нас не получилось измениться.

    Пусть земля будет пухом тебе, Лариса. Спасибо за то, что была со мной, спасибо за опыт и уроки.

    ОтветитьУдалить
  2. Я за формат "в реальном времени". Так интереснее. Ну а риски незаполненных полос - видимо, полностью от этого никуда не уйти.

    ОтветитьУдалить
  3. Я -- тоже за этот формат.
    Редактор -- против.

    ОтветитьУдалить
  4. А, ну и, риск Сергей не в незаполненных полосах, забить-то всегда можно. проблема в том, что если публикации проекта по тем или иным причинам срываются, читатель забывает, что там было вначале, теряет интерес...

    ОтветитьУдалить
  5. Думаю, что, если случай интересный, то читатель вспомнит, даже если информация придёт не на следующую неделю, а через 1-2...

    ОтветитьУдалить