среда, 20 апреля 2011 г.

Изменись – и мир вокруг изменится

Алкоголизм – это... сарай в голове

На несколько недель Лиза  пропала из виду. Я не могла дозвониться ни до участницы проекта, ни до ее сестры...
-- Простите, я снова выпила, -- проговорила она в трубку, когда наша связь, наконец, возобновилась.
  Я смутилась, ведь прощать не уполномочена, да и нет здесь Лизиной вины.
Но рецидивы, казалось уже побежденного, алкоголизма весьма тревожны.
-- Как вы думаете, какой орган прежде всего участвует в формировании зависимости? – спрашивает Лизу Борис Кершенгольц, профессор, доктор биологических наук.
-- Мозг…
Наша героиня права. Именно в этом органе существуют тысячи триллионов связей между миллиардами нейронов – клетками головного мозга. Образующиеся нейронные сети можно сравнить с чрезвычайно сложным ажурным зданием.
-- При формировании зависимости (любой) оно упрощается настолько, что становится похожим на «сарай», -- считает профессор, который уже много лет изучает данную проблему.
 В его распоряжении уникальная ЭМАТ-технология, способная инициировать процесс саморазборки этого «сарая» на «кирпичики» и самосборки из них новой красивой конструкции – нейронных сетей, обеспечивающих нормальную высшую нервную деятельность человеческого мозга. За этим мы с Лизой и пришли к Борису Моисеевичу.
Лечение производится с помощью прибора. За внешнее сходство это очень сложное устройство, обладающее сверхвысокой чувствительностью к изменениям всех известных на сегодня видов физических полей, называют «ручкой», которая и составляет основу технологии ЭМАТ, это аббревиатура слов: электроника, медицина, акупунктура, технология. В основе разработки – достижения науки о самоорганизующихся системах (нелинейной динамики). Устройство представляет собой резонатор. Прибор сканирует все физические поля, излучения и, автоматически находя резонансные частоты, действует на нейронные сети организма.
Вначале ученый попросил Лизу рассказать о проблеме. Детали чрезвычайно важны для правильного хода лечения. Оно является очень личностным и по сути включает в себя психотерапевтические методы. У разных людей за те или иные зависимости отвечают разные отделы и структуры мозга, поэтому для того, чтобы понять, куда прицеливаться, необходима подробная информация.
-- Впервые я попробовала алкоголь в 26 лет, -- вспоминает Лиза, -- с подружкой сделали по паре глотков бренди...
Злоупотреблять героиня проекта стала шесть лет назад, когда родился младший сын. Из-за серьезного заболевания малыш почти не спал ночами, мать, разумеется, вместе с ним. Она понимала, что не может облегчить страдания ребенка, но и спать не получалось. Разве что бутылочка пива на ночь выручала.
Вскоре Лиза стала встречаться с мужчиной, который практиковал недельные запои. Присоединилась… Этот алкоголик из ее жизни ушел, но привычка надолго впадать в забытье осталась. Карьерные взлеты и падения стали подчиняться… джин-тонику. Именно этот напиток вызывал у Лизы особое вожделение.
 -- У вас есть два серьезных отягчающих обстоятельства, -- считает Борис Моисеевич, -- во-первых, вы женщина, во-вторых, ваши алкогольные предпочтения…
Давно известно, женский алкоголизм труднее поддается лечению, но то, что излечиться от тяги к слабоалкогольным напиткам сложнее, чем, скажем, от водки, стало для нас новостью. Однако профессор отметил Лизин настрой на исцеление, -- это является обязательным условием лечения. Также перед сеансом минимум за неделю нельзя употреблять алкоголь. По данному пункту наша героиня также подходит.    
Критической точкой стал скандальный вылет с работы и череда других пренеприятных приключений, случившихся во время запоя прошлой осенью. Этому предшествовал разрыв с мужчиной, который, не успев жениться, стал распродавать Лизино имущество.
-- Слава богу, я вовремя опомнилась и разорвала эти отношения, -- говорит Лиза, -- не скажу, что особенно страдала: бывали испытания и серьезней, справлялась. А тут сорвалась. Видимо, просто хотела выпить…    
  По настоянию сестры Лиза обратилась в наркологическую клинику, а потом и в реабилитационный центр. Особенно Бориса Моисеевича интересовало, каким методам лечения женщина уже подверглась…
            -- Никаким… только капельницы для снятия интоксикации и трудотерапия, -- в этих словах нашей героини слышались нотки разочарования.
            Однако даже мысль о классическом кодировании Лиза отрицает. Во-первых, она видела в наркодиспансере страшные примеры срывов после кодировки, во-вторых, сам принцип воздержания на страхе наша героиня не приемлет.
            В этом отношении Борис Моисеевич с ней солидарен. Ведь пресловутый «сарай» в мозгу, а именно упрощенные и очень жесткие конструкции из нейронов мозга, который, сформировавшись, берет управление над всеми функциями организма человека, при кодировании не разрушается. Зато это под силу ЭМАТ-технологии. Через нервные окончания, расположенные на пальцах рук, лице, голове, прибор сам находит области пониженного электрического сопротивления. Когда связь устанавливается, встроенный датчик сообщает об этом. Вот тогда и начинается собственно биофизическая, нейрофизиологическая работа, призванная ослабить связи между нейронами в сформировавшихся патологических центрах головного мозга. Бывает и задействованным в формировании зависимости оказывается и спинной мозг
            -- Чтобы активировать эти «заледеневшие» центры во время воздействия я буду просить вас представить образы, связанные с зависимостью, -- предупреждает профессор, -- а также задавать вопросы по поводу ваших ощущений. Готовы?
            -- Да! – уверена Лиза.
            Что ж, поехали!     

Комментариев нет:

Отправить комментарий